fbpx
(044) 331-30-85
Другие телефоны
(095) 470-35-10
(067) 430-82-50
Закрыть

Пн-Сб : с 8:00 до 20:00

Вс: с 10:00 до 15:00

Рекомендовано асоциацией лазерной косметологии
Золота
фортуна
2010

Доктор Егор Колодченко в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

737
14 Декабрь, 2017
  • ЕГОР КОЛОДЧЕНКО
  • к.м.н., доктор дерматовенеролог, президент Ассоциации Лазерной Медицины и Косметологии, г. Киев 
      • М.А.: Егор, что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха?   Е.К.: Для меня лично успех – это счастливые люди, счастливые лица вокруг, без зависти, без злости, с хорошими намерениями, делающие свое дело хорошо каждый день. Это люди, занимающиеся своей любимой работой и получающие от нее удовольствие. Я понимаю секрет успеха как тяжелый ежедневный труд и движение к совершенству. Как приятно видеть, когда сотрудники находятся на своих местах, когда они довольны, приходя на работу, как они счастливые уходя с неё. Вот это, наверное, и есть составляющие успеха. Быть успешным для меня это быть счастливым! М.А.: Каким был Ваш путь? С чего Вы начинали? Почему решили пойти в медицину? Е.К.: Путь в медицину мне был предназначен, потому что мои родители медики и естественно с детства я это все видел вокруг себя, наверное, не представлял для себя какого-то другого пути. Я даже не задумывался, что может быть другая профессия. А вообще, мой отец считал, что это самая гуманная профессия в мире. Я соглашаюсь, поддерживаю это мнение. Я действительно рад, что я доктор. Я рад помогать людям. Мне это очень нравится. Это — моё. Начал я давно, после мед института. Работал на кафедре порядка 17 лет. Преподавал студентам. Изначально я был доктором кардиологом, потом так случилось, так распорядилась судьба, что я столкнулся с человеком, который ввез в Укра     ину 1-й лазер для эпиляции. И мы нашли друг друга, вот так начался мой путь в эстетической медицине. М.А.: Расскажите, кого Вы можете назвать своим наставником? Кто оказал влияние на становление Вас как доктора? Е.К.: Моим наставником в медицине я считаю своего профессора Нитяженко Василия Захаровича, который собственно и раскрыл мне все возможности, объяснил, как следует себя вести. В эстетической медицине, к сожалению, у меня таких наставников не было, все что я есть сейчас это исключительно своим собственным трудом. Мне было всего 27 лет, когда я пришел в эстетическую медицину, тогда было очень сложно что-то представлять, вообще было тяжело начинать и быть первым. М.А.: Вы наставник многих специалистов. Кого из своих учеников можете выделить? Кем особенно гордитесь? Е.К.: Абсолютно всех своих сотрудников я обучал сам. Те люди, которые со мной много лет, я ими горжусь, я ими горжусь каждый день. Потому что это замечательные профессионалы, это отличные специалисты, это очень квалифицированные доктора, которые каждый день выполняют нашу нелёгкую миссию, но собственно все мои ученики, которыми я горжусь, они на сегодняшний день члены нашей команды, клиники «Когерент», вы можете их всех увидеть на сайте клиники. Познакомиться с ними. Это замечательные люди. М.А.: Вы создатель, основатель Ассоциации Лазерной Медицины и Косметологии. Расскажите откуда идея такая появилась.  Е.К.: Идея создания Ассоциации  — это насущная необходимость ввести хоть какие-то правила в рынок лазерной медицины в Украине. Лазеры существуют в Украине порядка 20 лет, у нас до сих пор не существует программы подготовки специалистов, единых протоколов проведения процедур, нет специальности. Её не существует ни в мед училищах, ни в вузах, ни при институтах последипломного образования. Вот так исторически сложилось, к сожалению. Невзирая на все попытки периодически что-то создать, оно как-то не очень получается. До сих пор даже непонятен момент, кого считать косметологом, кого считать специалистом в эстетической медицине. Кто это? Врач? Человек со средним образованием? Или человек вообще без образования? Никаких критериев нет, нет сертификации, нет лицензирования. К сожалению, именно этой специальности. Да и в общем специальности такой не существует. Косметологом де юре может считаться только врач-дерматовенеролог, который прошел специализацию по косметологии. Вот собственно и все. Но индустрия намного шире. Например, я в прошлом доктор кардиолог, потом дерматовенеролог и сейчас занимаюсь лазерной медициной. Имею я право ею заниматься или нет? На этот вопрос сегодняшние законы ответа не дают. Отсюда и появилась необходимость в создании профессионального независимого объединения Ассоциации. Всех абсолютно сотрудников я обучаю сам. Я посмотрел, что в мире это делают специализированные ассоциации, это делают объединения врачей, специалистов, и так созрела идея создания ассоциации, которая бы помогала становлению доктора как специалиста в лазерной медицине, которая помогала бы определиться, давала бы нужную информацию, создавала обучающие курсы, давала возможность людям получать гранты, ездить на обучение, на мировые конгрессы, обучаться в международных клиниках, за рубежом, вот какая была идея создания. И в принципе, у нас это получается. Так сказать, просветительская функция. М.А.: Вы помните свой первый конгресс в качестве спикера? Какие чувства испытывали в тот момент? Сейчас они повторяются, эти чувства, ощущения? Е.К.: Первый свой конгресс я уже практически не помню, поскольку их было слишком много. Но учитывая то, что я более 15 лет преподавал в мед институте, аудитория меня не пугает и студенты меня не пугают. Наоборот, я даже чувствую в этом своё определённое призвание. Поэтому у меня не было никакого страха. Может быть какая-то сжатость, может быть какая-то скованность, поскольку наверняка мой первый конгресс был тогда, когда я был молод, то есть какой-то трепет перед более опытными коллегами. Но я этого сейчас уже не вспомню, то есть на сегодняшний день это все намного легче и проще. М.А.: Когда, по-Вашему мнению, эстетическая медицина сделала скачок в развитии? Что дало толчок? Е.К.: С моей точки зрения эстетическая медицина у нас ещё только готовится к скачку. Мы ещё не вышли на этап, когда мы прыгнем куда-то. Но я надеюсь, что этот этап приближается. Когда будет скачок? Скачок, когда количество перерастает в качество. Мы сейчас делаем все предпосылки для того, чтобы было качественно. Мы формируем протоколы, мы формируем стандарты, стандарты оценки, критерии работы, когда вот это всё у нас будет создано и это будет соответствовать пожеланиям пациентов и устремлениям докторов, тогда медицина сделает скачок. Надеюсь, что до этого уже недолго. По-другому рынок не будет развиваться, только при помощи обучения, повышения квалификации. На сегодняшний день жизнь в принципе слишком быстрая, если раньше мы всё читали только в каких-то учебниках, этот учебник был актуален 10, 20, 30 и более лет, то сейчас информация поступает ежесекундно, ежеминутно через другие источники. Невозможно быть up to date, если ты постоянно не повышаешь свой уровень, это касается абсолютно всех, особенно молодых специалистов, которых это напрямую должно касаться. Нужно постоянно держать руку на пульсе, тогда будешь успешен. М.А.: Если сегодня пролистать ленту Facebook, видишь, что каждый день что-то происходит. Мастер-классы, конференции, конгрессы. Как выбрать куда идти? Е.К.: По сути, это совершенно нормальный процесс, когда идёт поиск, отработка каких-то проектов, какие-то обучающие мероприятия постоянно создаются, если вы посмотрите мои прогнозы, то за последние несколько лет, я как раз это прогнозировал, бум развития различных обучающих мероприятий, это необходимый этап, то есть люди рано или поздно отсортируют, они поймут, что несёт информацию, а что является просто фишингом. Это уже сейчас четко совершенно видно. С таким количеством мероприятий я вообще не понимаю, когда работать. Существуют определённые правила. Человек, который хочет стать экспертом и профессионалом, он должен много работать. Работать постоянно. Оттачивать свою технику. Есть правило 10.000 часов, если ты отработал 10.000 часов на какой-то технике, ты можешь считать себя экспертом. Если же ты не работаешь, уделяешь этому мало внимания, а только обучаешься, но это не применяешь в практике, тогда очень сложно. Естественно, для того чтобы выбрать нужно ходить, смотреть, слушать, но обязательно пробовать. Только тогда человек может понять его это или нет. М.А.: Что Вам больше по душе быть слушателем или отдавать свой опыт, быть докладчиком? Е.К.: Я учусь всю свою жизнь. Я никогда не считал, что учиться поздно или нужен момент, когда следует остановиться. Как я говорил, информация постоянно меняется, мир вокруг нас меняется, меняется с колоссальной скоростью, ещё 10 лет назад мы вообще не представляли, что с телефона можно выходить в интернет, получать кучу информации, на сегодняшний день это норма, и наши дети понимают в этом больше чем мы. Поэтому учиться нужно всегда. Я готов учиться, я люблю учиться, не только у тех, кто лучше меня, но и у тех, кто такой же как я, иногда даже негативный опыт тех, кто делает ошибки, он тоже нас учит. В свою очередь я делюсь постоянно знаниями, я не скрываю, мне это доставляет удовольствие, я чувствую свое призвание в этом: мне нравится делиться опытом, мне нравится быть учителем, мне нравится рассказывать, мне нравится просвещать. Да, мне это нравится. М.А.: Совсем недавно Вы выступали в качестве эксперта по эстетической гинекологии в рамках мероприятия «С заботой о женщине. Встречи профессионалов: гинекология». Расскажите, насколько украинская женщина готова к подобным процедурам? Е.К.: Когда я впервые столкнулся с эстетической гинекологией, это примерно семь лет назад, именно тогда я впервые услышал, что лазер, который на тот момент был у нас в клинике, можно применять для лечения вагинальных расстройств, недержания мочи, атрофии и так далее. Мне это стало очень интересно. На тот момент многие коллеги говорили: Какая гинекология? Ты же дерматолог. Но когда я посмотрел на проблему широко, и увидел сколько людей в мире этим страдают я был уверен, через несколько лет это направление станет достаточно сильным трендом. На сегодняшний день, невзирая на то, что я дерматолог, я являюсь экспертом по эстетической гинекологии просто потому, что мы первые в Украине это сделали и имеем уже более пяти лет опыта применения и лазеров, и различных инъекционных материалов, и радиочастотных аппаратов. Многое мы делаем впервые. Получаем этот опыт и делимся, в том числе на международных конгрессах. Это общемировой тренд, я не могу сказать, что украинские женщины чем-то отличаются от других, это тренд в мире. 85 % женщин имеют те или иные проблемы, которые можно решать. Вы представляете себе это количество? Только в Украине, я посчитал детородного возраста это порядка 8.000.000 человек. Колоссальная аудитория. С ней никто не работает, но это потенциально колоссальный рынок. Громадный. Соответственно он будет развиваться. Наши женщины об этом просто не знают. М.А.: Кому нужно рассказывать: пациентам или докторам? Е.К.: Мы все так или иначе влияем на рынок и то, что я начал об этом говорить, безусловно повлияло на рынок. Например, первые данные о возможностях лазерной медицины в эстетической гинекологии были получены ещё в 1999 году. Дэвид Мэтлок первый провел подобного рода операции. Потом появилась статья в журнале «Космополитен», в Америке, по-моему в 2005-м или 2006-м году, после чего произошёл реальный взрыв. Пациенты начали требовать от докторов улучшения эстетики такой достаточно специфичной зоны. Далее рынок стал развиваться вслед за потребностями пациентов. Поэтому готовить надо и докторов, и пациентов. Но готовить нужно правильно, не обещать чего-то совершенно нереального, не придумывать несуществующего, причём к моему большому удивлению оказалось, что мы работаем с аудиторией гинекологов, рассказываем, объясняем, они оказались достаточно большими космополитами, то есть эти люди с трудом воспринимают новые тренды. Да они очень скептически на это смотрят, хотя я не могу сказать, что это плохо. Это скорее хорошо, то есть люди не принимают на веру просто так новую информацию. С другой стороны, это усложняет задачу. Потому что даже если вот такой вот продвинутый пациент едет в Европу или в Америку и об этом слышит и видит, приходит к нашему специалисту, начинает задавать вопросы, к сожалению, часто получает ответ: я этого не знаю. Таким образом тормозится рынок. Это не очень хорошо, но это решается путём накопления информации, и в последнее время мне очень приятно, что наконец гинекологи начали все более активно интересоваться эстетикой. Я прогнозирую, что следующий год это будет реально бумом эстетической гинекологии в Украине. Я думаю, что спрос на услуги вырастет в несколько раз, рынок уже разогрет, он готов, готовы пациенты, готовы многие специалисты, вот это и будет тот скачок, о котором вы спрашивали. Скорее всего он произойдёт в следующем году. М.А.: Ваши мероприятия набирают обороты. Какие отзывы Вы получаете от участников? Е.К.: Наши мероприятия действительно набирают популярность, с моей точки зрения почему: во-первых, мы всегда спрашиваем, что бы хотел услышать участник мероприятия, то есть мы стараемся дать ответ на те вопросы, которые волнуют специалистов. Во-вторых, ассоциация с моей точки зрения это независимая организация, мы абсолютно равнозначно рассказываем обо всех существующих методиках, предоставляя специалисту возможность выбирать. Но для того чтобы он выбирал, информация должна быть достоверной, практически применимой, без каких-то уклонов, предпочтений той или иной методики. Об этом нужно давать информацию, вот вы знаете, как в мире? Почему доверие к иностранным спикерам всегда выше, чем к нашим? Они дают проверенную информацию. Они дают доказанную информацию. Степень доказательности у них на порядки выше, чем в Украине. У нас, к сожалению, самый частый аргумент является: я специалист 20 лет, я так делаю, верьте мне, потому что это правильно. Не всегда это правильно. Не всегда это верно. Иногда человек может идти по ложному пути, в упор не видеть возможностей, открывающихся справа, слева. Именно за вот эту незаангажированность, именно за вот эту вот равнозначность, за объективность информации наши посетители нас и ценят. Это, пожалуй, самый приятный для меня отзыв, когда посетители говорят: вот наконец мы нашли мероприятие с хорошим уровнем, хорошими спикерами, хорошими докладчиками, в том числе международными, которые дают нам объективную информацию, не перегружают нас рекламой, не рассказывают, что вот этот метод лучше другого, просто потому что он лучше, а предоставляют возможность нам. Я понял, что для того чтобы выбрать ту или иную методику, людям нужно попробовать. Мы сделали так называемый лазерный тест-драйв. Впервые в Украине, чего никто не делал раньше. Это означало, что доктор любой, мог подойти к креслу, взять своего пациента, и тут же протестировать четыре или пять аналогичных лазеров, просто пощупать, как ему комфортно, некомфортно, хорошо, увидеть результаты от этого действия. Это оказалось самым мотивирующим для наших докторов. Инвестиция в лазер это достаточно большая инвестиция. Мы же когда покупаем автомобиль прежде всего делаем тест-драйв. Правда? То есть мы садимся за руль, едем и понимаем, хорошо нам в этой машине ехать или не хорошо. С другой стороны, это может быть самая чудесная-расчудесная техника, но если человек не умеет с ней работать, не понимает её возможности или у него нет для этого пациентов, то техника будет пылиться в углу, к сожалению. Что часто и происходит, люди покупают аппараты, просто потому что они есть у друзей или ещё по какой-то причине, а потом не знают, что с ними делать. Очень жалко. А это инвестиции в несколько десятков 1000 долларов или евро, которая не приносит никакого успеха и удовольствия специалисту. М.А.: Вы упомянули доказательную медицину. Вы общаетесь с огромным количеством докторов, для них это важно? Кто переходит по ссылкам в каталогах, где есть полные тексты публикаций исследований? Е.К.: Для меня это важно. Я человек научного склада. Я не готов принимать на веру информацию, которую не примет на веру ни один доктор в мире. Послушайте, в конце концов, если у нас этой информации нет, это не значит, что к ней и не нужно стремиться. К сожалению, у нас наука медицинская разрушена, разрушена давно, и не нами, сейчас это представляет собой плачевное зрелище. Почему не принимают статьи наших докторов в международные солидные издания и журналы? Или принимают, но очень мало? Потому что доказательность страдает. У нас очень часто информация берётся из пальца высосанная и не доказанная. У меня многие спрашивают: какой лазер лучше? Что в вашем понимании лучше? Для какой цели? Есть объективизация. Пациент говорит: мне лучше. А другой говорит: а мне не лучше. Как это оценить? Только какая-то должна быть объективная картина. Если мы возьмём гистологию и там увидим изменения на клеточном уровне, и это будет показано демонстративно, вот это и есть доказательность. И это правильно, когда человек сомневается. Тоже самое касательно каких-то других, инъекционных техник. Какая из них лучше? Сложно очень сказать. Нужен какой-то уровень доказательности. Какие-то нужны показания: биодоступность, растворение, связь с какими-то белкам, стимуляция какого-то пула клеток. Если мы это можем доказать и увидеть, это является критерием успеха. Когда человек, который уверен, видит, как это работает, он с уверенностью это донесёт до пациентов, и в частности не навредит, он будет понимать, что происходит. Очень жалко, когда берут на веру просто чьи-то слова, начинают развивать технологии, которые в конечном итоге или приносят вред, или как минимум бесполезны. Тогда очень жаль потраченного времени, жаль каких-то усилий, и в конечном итоге получаем мы негатив от пациента. М.А.: Выделите три основных тренда в эстетической медицине. Е.К.: Если мы говорим о трендах развития, то как я уже говорил есть общемировые тенденции, я стараюсь отлеживать опять же международные публикации, где это все описывается. Тренд номер один: к 2050-ому году население будет жить дольше в среднем на семь лет. Соответственно вот вам тренд. То есть люди будут стареть позже, они будут все больше и больше требовать услуг косметологов или дерматокосметолога, или кого-то ещё. Тренд номер два: неинвазивные методики, аппаратные методики будут постоянно увеличивать свою долю, потому что, например, инъекционные методики они, пожалуй, себя уже исчерпали. Да, можно модифицировать и изменять внешность, но лечить какие-то те или иные заболевания при помощи этих средств не удается. Нужно что-то дополнительно. Что-то другое. Это второй тренд. Третий тренд: это конечно же, как я и говорил, я вижу, что в следующем году буквально мы получим взрывообразный рост рынка эстетической гинекологии. Это новое, это голубой океан, это туда, куда все устремятся рано или поздно, где будет самое большое развитие, и инвестиции, и аппараты, и инъекции, то есть все пойдёт туда. Вот, пожалуй, это основные вещи, которые я вижу, которые будут изменяться. М.А.: Есть ли у Вас какие-то бизнес правила?  Е.К.: Мои основные правила в бизнесе – прежде всего честность. Нужно вести себя честно по отношению к твоим партнёрам, по отношению к твоим слушателям, по отношению к твоим коллегам и тогда не будет никаких проблем. Правило номер два: никогда не говорю о том, в чем я не являюсь специалистом. То есть я выбрал свою нишу, о ней говорю, стараюсь избегать каких-то оценок в том, в чем я недостаточно хорошо разбираюсь. Какие ещё правила? Всё. Это основные. М.А.: Расскажите, что для Вас счастье? Можно ли Вас назвать счастливым человеком? Е.К.: Для меня счастье прежде всего это моя семья, это дети, я считаю, что это самое главное в жизни любого человека. Это самая главная инвестиция, самое главное развитие, которое может любой человек и должен, наверное, делать. Потому что, какой бы ты ни был распрекрасный специалист, если у тебя нет продолжения, то скоро все забудется и появятся другие новые, а так мои дети – это моё счастье. Да, я могу назвать себя счастливым человеком. М.А.: Вы бы хотели бы, чтобы Ваши дочки пошли Вашими стопами? Третье поколение медиков. Е.К.: Любой родитель об этом мечтает, но с тем темпом развития технологий и всего, как происходит сейчас, я чётко чувствую, что я не готов прогнозировать их будущую профессию. Я не знаю, что будет через 10 лет, я не знаю какие профессии будут востребованы. Я очень надеюсь, что медицина будет одна из тех профессий, в которых машина не сможет заменить человека,конечно, я был бы рад, если бы они продолжили моё дело, но точно также я буду счастлив, если они найдут свой путь, потому что нет ничего лучше для меня, как счастье моих детей. Человек должен заниматься только тем, что приносит ему удовольствие. Это моё глубокое убеждение. Если человек действует из-под палки, делает то, что ему не нравится, он никогда не будет по-настоящему счастлив, он никогда не будет развиваться, он никогда не будет создавать новое. А без этого жизнь бессмысленна. Поэтому конечно, хотелось бы, но будет по-другому, значит будет по-другому. М.А.: Расскажите о своих увлечениях? Есть ли у Вас хобби? Есть ли у Вас вообще свободное время? Е.К.: Я из тех людей, у которых то, чем я занимаюсь, и есть моё самое любимое хобби. Безусловно, я стараюсь расслабляться в те непродолжительные моменты, которые у меня есть, иногда на выходных или как-то ещё. У меня стандартные мужские увлечения: рыбалка, возможно охота. Стандарт. А так, пожалуй, работа моё хобби. М.А.: Какую рыбу самую большую словили? Е.К.: Я не поклонник трофейных уловов, для меня рыбалка это скорее переключение, это отдых, я получаю колоссальное удовольствие просто от того, что я сижу на природе, отдыхаю, с удочкой. Кто-то скажет, что можно с лодкой выловить громадного сома, но не скажу, что я от этого получу больше удовольствия, чем от трёх десятков маленьких карасиков, которых я тут же пожарю, они будут очень вкусными и я их с удовольствием вместе с семьей съем. М.А.:  Какое Ваше любимое блюдо? Е.К.: Моё любимое блюдо… Я не знаю. Понимаете, когда речь заходит о еде, кто-то говорит: вот как об этом можно говорить? Я не знаю ни одного человека, который бы любил есть невкусно. Все любят вкусно. Я могу сказать, что я рыбная душа. Рыба в любом проявление – это моё. Морепродукты – я их обожаю. Я их предпочту всему. М.А.: Расскажите интересный случай из Вашей практики.  Е.К.: Это сложно назвать комплиментом, но это была очень интересная ремарка от одной из моих пациенток. Я обычно, когда разговариваю с пациентами, я всегда рассказываю правду. Я рассказываю, что мы делаем, как мы делаем, для чего мы делаем, с какой целью мы делаем, какие мы увидим после этого плюсы, какие минусы. Каждый в этом слышит то, что он хочет слышать, но моя задача дать объективную информацию, после чего, если человек, допустим, у него завышенные ожидания, то он как-то их соизмерит с реальностью. Если заниженные или опасается, он поймёт, что его ожидает. Вот один из таких интересных комментариев, девушка, с которой мы разговаривали о предстоящей процедуре, она сказала: слушайте, вы странный доктор, вы меня сейчас отговариваете. Говорю: я не отговариваю, я вам рассказываю реалии. Она говорит: я ожидала, что вы меня сейчас окружите, как это все будет чудненько, прекрасненько, а вы мне рассказали, что будет завтра, послезавтра, что эффект наступит не сразу. Я говорю: ну, зато это честно. По крайней мере мои пациенты, они знают, что я обещаю только реальные вещи, за это ценят. Вот это было такое интересное, что у меня всплыло в голове. М.А.: Какой самый ценный совет Вы получили в жизни. Кто его дал? Е.К.: Самый ценный совет я прочитал в книжке Виктора Суворова, который звучал так: никогда ничего ни у кого не проси. Особенно у тех, кто сильнее тебя. Если будет нужно, сами придут и сами все дадут. Второй совет, который дал мне мой отец – он совпадает. Отец всегда говорил: рассчитывай всегда только на себя. Живи в тех пределах, в которых ты можешь себе позволить. Никогда не нужно переоценивать или перешагивать через две ступеньки. Иди по одной ступеньке, и ты дойдёшь до своей цели. М.А.: Ваше отношение к трудностям? Они Вас тормозят или раззадоривают? Е.К.: Трудности для меня конечно вызов. Я если сталкиваюсь с теми или иными трудностями, я конечно же стараюсь их по возможности решить. Собственно, моё кредо: под лежачий камень вода не течёт, то есть я не могу находиться в бездействие и если что-то возникает даже вот казалось бы какие-то препятствия или что-то ещё, я стараюсь на пути к своей цели это решить, но иногда бывают ситуации, когда я чётко понимаю, что решить невозможно, ну и тогда принимаю решение остановиться. В моей жизни мне всегда это помогало. Чтобы не происходило – я уверен, что это всегда к лучшему. Кто-то опускает руки перед трудностями, кто-то барахтается. Я считаю, что должен быть разумный компромисс. Есть вещи, которые плетью обуха не перешибешь, а есть вещи, которые ты можешь порешать, поэтому конечно трудности должны стимулировать. Все должно идти к развитию. М.А.: Какой период своей жизни Вы считаете самым ярким? Почему? Е.К.: Ярким периодом моей жизни я, пожалуй, могу считать последние лет 10, когда я почувствовал, что весь мой энтузиазм, все что я делал до того начинает приносить плоды, а вот вы сами говорите, что я являюсь экспертом в какой-то сфере, в том числе я на сегодняшний день признанный международный эксперт, конечно это не может меня не радовать. Я считаю, что сейчас я пожинаю плоды и от своего труда многолетнего. Мне приятно. М.А.: На каких мероприятиях Вы предпочтете обучение, на украинских или международных? Е.К.: Безусловно я стараюсь больше обучаться на международных конгрессах, потому что как я говорил, во-первых, это общемировой уровень. Туда отбираются самые лучшие докладчики, самые правильные, самые опытные. У них всегда есть чему поучиться, просто из-за того, что степень доказательности другая. Украинские конгрессы я организовываю сам. Я стараюсь перенести международный опыт в Украину, таким образом помогая докторам получить знания в Украине. Как я уже говорил, у нас просто нет базы. У нас не откуда черпать эти знания. С другой стороны, когда регулярно посещаешь конгрессы, ты рано или поздно сталкиваешься с одними и теми же людьми. На самом деле специалистов мирового уровня их не так много, все мы друг друга знаем. Невзирая на это, всегда находится чему друг у друга поучиться. Находится чему поучиться и у украинских докторов. Почему нет? Есть такое понятие в лазерной медицине: есть параметры, рекомендованные производителем, а есть так называемые адаптированные доктором. Когда ты приезжаешь на конгресс и слышишь о новой методике, это как правило кто-то что-то подумал, попробовал, сделал и получил какой-то совершенно уникальный результат, о чем с гордостью рассказывает. Вот эти все новые направления, в том числе гинекология, они откуда появились? Взяли адаптировали параметры, применили в другой ткани, применили каким-то другим образом, получили результат. Лечение грибка ногтей – точно так же, кто-то когда-то об этом задумался, попробовал, получил результат. Вы же знаете, как был найден пенициллин, кусок плесени упал в чашку петри и это привело к мировому признанию. М.А.: Назовите трёх человек, которые на Ваш взгляд внесли максимальный вклад в развитие эстетической косметологии в Украине? Е.К.: С моей точки зрения, я бы выделил следующих людей, которые внесших вклад в эстетическую медицину и которые оставили след в моей судьбе и в том числе я оцениваю их взнос положительно: это Александр Васильевич Бородько, он был первым в Украине, кто начал применять инъекционные методики, учил и меня. Второй это Владимир Александрович Цепколенко, это был человек, который один из первых в Украине начал развивать лазерные технологии. И это, пожалуй, Александр Усков, глава компании Аллерган в Украине. Он просто заботится о повышении уровня докторов, и я считаю, что это очень правильно, то, что он делает. И спасибо им всем за их взнос. М.А.: Как будет развиваться рынок лазерной медицины? Е.К.: Ситуация с лазерами, вот, казалось бы, всё изобретено, все известно, мне напоминает аналогию с музыкой, нот всего восемь, но играют и играют, композиторы пишут и пишут новые мелодии постоянно. То же самое с лазерами. На самом деле источников света, лазерных источников света, применяющихся в эстетической медицине, всего восемь, ровно столько же, сколько и нот. Но последние где-то лет 10 постоянно идёт развитие, модификация этих источников света, потому что все больше и больше изучается специфика взаимодействия лазерного света с тканями, с теми или иными, изменяется, модернизируется. Программы усовершенствуются бесконечно. Тут чистая физика, множится-множится-множится. Те лазеры, которые разработаны, у них открываются новые возможности, открываются новые показания, открываются новые сферы применения. Лазеры, с моей точки зрения, наиболее динамично развивающаяся отрасль эстетической медицины и недаром по общемировому прогнозу за период от 2012-го до 2020-го года лазеры и процент их применения в мире составляет почти половину от эстетической медицины. Если раньше это было не более 20 %, а филлеры и инъекции порядка 80, то через несколько лет, уже осталось пару лет, это будет фифти-фифти. Это нормально. Когда мы только ввозили первый лазер в Украину для лазерной эпиляции, это было в 2000-м году, была лазерная эпиляция и всё. На сегодняшний день если мы говорим слово лазер, и у докторов, и у пациентов есть чёткие совершенно ассоциации: удаление волос – лазером, удаление сосудов – лазером, решение проблемы грибка ногтей – лазером, лечение храпа – лазером, удаление татуировок – лазером. То есть очень много сфер уже плотно и прочно ассоциируется с лазерной техникой. Соответственно я вижу, что этот рынок все равно будет развиваться. В частности, в ближайшее время будет развиваться направление удаление татуажа, татуировок. Если взять 100 женщин, то 90 из них будут иметь татуаж бровей. Ну я так думаю. По крайней мере может к нам так просто попадают. Но в любом случае количество таких людей большое. Рано или поздно им начинает это не нравиться. Есть мировая статистика, которая говорит, что 85 % людей, имеющих татуировку, через несколько лет хотят её изменить. Как её изменить? Её нужно удалить и нанести новую. Соответственно в ближайшие 2 — 3 года Украину ждёт просто расцвет лазерного удаление татуажа или татуировок. Опять же, лазеры совершенно однозначно оттесняют другие методики по омоложению, потому что при помощи лазеров можно делать омоложение кожи лица, не только лица уже, но и тела, и устранение жира, и подтяжка кожи, всё это можно делать на разных уровнях, на разных участках тела, это в принципе все более безопасно. Сейчас лазер используется уже для внедрения лекарств в кожу, для прохождения дермального барьера, мне кажется это очень большая перспектива, потому что на сегодняшний день мы сталкиваемся с очень частыми осложнениями. Разросся рынок инъекционных препаратов, филлеров, количество докторов практикующих неуклонно растёт, но введение иглы в кожу травматично, это заканчивается как минимум синяком, что мы опять-таки успешно лечим лазером, или пигментацией, опять же мы это лечим лазером. Если будет разработана неинвазивная техника, как в свое время была придумана безинъекционная мезотерапия, естественно она будет иметь приоритетное место в мыслях пациентов. Вот в частности, я ещё могу привести такой пример, что рынок развивается, непосредственно после наших мероприятий, на которых мы рассказывали о современных технологиях удаления татуировок, татуажа, в течение последних месяцев в Украине появилось сразу три Q-switch Nd:Yag… лазера работающие в пикосекудном режиме. Это самая современная машина в мире. Я уверен, что ни одна страна в мире такой динамикой развития лазеров похвастаться на сегодняшний день не может. М.А.: ТОП-5 наиболее популярных среди украинок лазерных процедур? Е.К.: Безусловно, номер один – это лазерная эпиляция. Номер два – это удаление новообразований при помощи лазера. Номер три – это те или иные омоложения, фотоомоложение, дермальное омоложение при помощи лазера. Четыре – это удаление сосудов и татуировок. Пять, я думаю, что становится наиболее популярной гинекология. Как бы это не удивительно было. Гинекология по динамики прироста демонстрирует совершенно невероятный всплеск. М.А.: Расскажите, как Вы относитесь к критике медиков из уст пациентов? Бывает такое в Вашей практике? Е.К.: Безусловно, каждый из нас не 100 долларов, чтобы нравиться всем, и существует какая-то критика. Я отношусь нормально, если есть за что критиковать. Конструктив – да. Я считаю, что он необходим. Если ты что-то сделал недостаточно хорошо, я про себя в том числе говорю, если мне говорят, что я сделал что-то не очень хорошо, некачественно, не так объяснил, значит поделом. Очень часто мы, к сожалению, сталкиваемся с ситуациями, когда люди сами сознательно не выполняют рекомендации, не делают то, что говоришь, относятся легкомысленно или же сделали где-то что-то не понятно у кого, непонятно где и идут в другое место: переделайте мне, исправьте. Таких пациентов встречаю очень часто. Говорят: я не скажу где делал, не скажу кто делал, не скажу что делал. Но это не критика, это попытка переложить на чужие плечи свои собственные ошибки. К этому отношусь тоже не очень хорошо. Если конструктив – то нормально, это позволяет нам усовершенствовать наш сервис, мы постоянно работаем над ошибками, мы постоянно опрашиваем наших пациентов, более того, каждого вновь пришедшего мы просим дать оценку наших услуг, для того, чтобы самим развиваться. Иначе по-другому никак. М.А.: Коллегиальность. Присуща ли она украинской медицине? Е.К.: Коллегиальность присуща медицине по всему миру. Точно так же как её нарушения, есть абсолютно везде. Безусловно, у нас с этим сложнее. Просто в силу того, что опять же, не существует критериев в эстетической медицине. Кто в эстетической медицине кто? Непонятно. Хирург в эстетической медицине. Дерматолог в эстетической медицине. Медсестра в эстетической медицине. И косметичка без медицинского образования тоже в эстетической медицине. Если хирург хирурга вряд ли будет критиковать, то доктор дерматолог косметичку – возможно. Не надо никому говорить, Боже мой, кто вам это наделал, потому что в один прекрасный момент, спустя 10 лет, пациент может ответить: доктор это были вы. Этичность должна соблюдаться. Мне кажется, что зачастую очернением коллег занимаются не медики, не врачи. Это посторонние люди. М.А.: Случалось ли Вам лечить осложнения, которые возникли вследствие низкой квалификации врача, проводившего процедуру? Как Вы относитесь к таким псевдоспециалистам? Е.К.: К сожалению в последнее время мы все чаще и чаще сталкиваемся с осложнениями. Я к этому отношусь относительно философски. Я понимаю, что осложнения чаще всего вызваны несовершенством нашего процесса обучения. Как правило, люди просто не понимают или не владеют технологией, это всеобщая беда. Опять же, просто не организован процесс селекции, непонятно кто, где и как учится. Вы правильно говорите, конгрессов и всяких семинаров и прочего-прочего полно, а качество его какое? Кто учит? А судьи кто? Кто потом оценивает это качество? Кто определяет этот человек достоин или не достоин? Например, когда доктор выпускается из мед института, существует целая комиссия, которая опрашивает, выясняет, сравнивает оценки и потом говорит: да, этот товарищ может работать. Плюс ещё есть интернатура, плюс там ещё всё… А в эстетической медицине к сожалению мы имеем факты, когда люди вообще без образования, в силу каких-то условностей получают специфичные знания, например, получают возможность обучиться технологии введения филлеров, и начинают направо-налево без знания анатомии, без знания каких-то нюансов, не имея медицинского образования, начинают это делать. К чему это приведёт? Скорее всего к осложнениям, причём иногда достаточно жёстким осложнениям, с которыми потом конечно же человек пытается справиться, обращаясь в различные клиники, к разным докторам. Мне недавно понравилось сравнение одного доктора, он говорит: у нас есть проблема в системе, например, мы можем сравнить медицинскую систему в Америке, как идёшь по дороге под ночным небом и сплошные звезды, и ты не замечаешь этих звёзд, дорога освящена, ты просто идёшь. Там есть система, ты идёшь в мед учреждение, неважно куда, и ты получаешь стандартную качественную услугу. В Украине это как ходьба в потьмах при свете трёх звёзд. И ты постепенно идёшь на одну или другую звезду. Facebook переполнен: порекомендуете врача, скажите к кому обратиться, но опять же, эти предпочтения они условны, они личные, нет объективизации. Человек, идя в то или иное учреждение вообще ни в чем не уверен. Он не знает, что с ним сделают, как с ним сделают, будет это качественно, не будет это качественно. Это есть проблема. Это проблема, и мы хотели бы при помощи Ассоциации, при помощи объединения профессионалов, при помощи привлечения всех специалистов эстетической медицины, просто обратить внимание на эту всеобщую проблему и попытаться с этим работать, что собственно мы и делаем. Мы создаем протоколы, мы создаем стандарты, мы стремимся объяснить людям, что это важно, что нужно именно вот так действовать. У нас пока это только начало пути, но мы его пройдём. В частности, Ассоциация проводит такую селекцию самостоятельно, мы отслеживаем те клиники, которые действует по стандартам, используют качественное оборудование, у которых работают врачи, которые правильно обучены, которые посещают конгрессы, которые растут над собой и чётко понимают, что они делают. Такие клиники мы отмечаем знаком «Рекомендовано Ассоциацией». Это такие звезды на нашем небосклоне. М.А.: В числе Ваших пациентов не только взрослые, но и дети. В чем специфика данной категории? С кем Вы в первую очередь налаживаете контакт, непосредственно с самим пациентом или с его родителями? Е.К.: Вопрос непростой. Дети – это очень специфичные люди. С детьми мне помогает мой принцип, я всегда веду себя честно со всеми, так вот с детьми это правило работает в 100 %. Дети органически не понимают фальши, обмана, с ними всегда нужно вести себя честно. Да, не секрет, что иногда дети приходят не подготовленные, что родители перекладывают функцию объяснения ребёнку или удержания его на доктора, не понимая, что по сути эта функция родителей подготовить, объяснить куда ты идёшь, с какой целью. Ведь человек всегда боится неизвестного, человек боится просто абстрактно неизвестного, что с ним будет происходить, когда не знает. Когда человек знает, что с ним будет происходить, он обычно не боится. Но дети – им всегда страшно. Им не больно, им страшно. Потом спрашиваешь: тебе было больно? Ответ: нет. А чего плачешь? Страшно. Поэтому да, в этом конечно сложность, нужно больше разговаривать, дольше говорить, иногда бывает, что приходится объяснять многое и родителям. Потому что тоже находятся в плену каких-то иллюзий. М.А.: Ваш совет начинающим специалистам. Е.К.: Прежде всего рекомендую начинающему специалисту конечно же ознакомиться с какими-то методиками, но не просто так со всеми подряд, а прежде всего понять для себя внутри, что ты хочешь? Как ты хочешь это делать? Кому ты хочешь помогать? И в каком формате? И уже в зависимости от этого дальше строить прежде всего обучающий процесс. Учиться нужно всегда у лучших, стремится по крайней мере. Получать знания нужно на международных конгрессах, если есть возможность, нужно обучаться, конечно, и на украинских конгрессах, но международные предпочтительно. Однозначно какое-то время нужно уделять практике. Причём чем больше будет этот процент времени, тем легче молодому начинающему специалисту понять. Очень жаль, что молодых специалистов обычно берут с неохотой, потому что хотят готового специалиста, который всё умеет, не просто умеет, а ещё и приведёт с собой когорту пациентов. Я не очень поддерживаю такой подход. Я, наоборот, стремлюсь всех обучать самостоятельно. Я не вижу проблемы в молодых специалистах, их просто нужно правильно научить. Правильно научить и они тогда будут всю жизнь действовать правильно. Самая главная сложность найти того, кто хочет, найти и понять его потенциал. Главное, чтобы человек в глубине души стремился к этому. Если он будет хотеть, если он будет гореть, если он будет желать, то все получится. Это все возможно. Я им желаю, молодым специалистам, найти в себе это желание, полюбить то, что они делают, полюбить своих пациентов, они странные люди, эти пациенты, но их нужно любить, иначе как… им нужно помогать, им нужно объяснять. М.А.: Чего ждать от Егора Васильевича дальше? Какие профессиональные цели Вы ставите перед собой? Е.К.: На данный момент у меня по сути одна профессиональная цель: моя мечта и моё устремление – сделать лазерные процедуры максимально популярными, в то же самое время максимально доступными и безопасными, прежде всего безопасными для пациентов, врачей. Вторая моя мечта заключается в том, чтобы украинские врачи стали признанными экспертами в мире. Поверьте, у нас для этого все предпосылки: мы ничем не хуже, нас там просто не принимают, потому что мало очень знают. Кого-то из-за языкового барьера, кого-то из-за недостаточной доказательности данных, но наши доктора могут и умеют очень многое, моя задача постараться поднять этот уровень ещё выше и дать возможность этим людям заявить о себе на международной арене, и тогда я буду счастлив, когда медицина в Украине займёт свое должное место в тройке лидеров мировой медицины. М.А.: Любят ли Вас пациенты Е.К.: Безусловно мне бы очень хотелось, чтобы меня любили пациенты. Конечно, каждому так хочется, но я надеюсь, что да.
Записатся к специалисту
Укажите Ваш телефон, и наш администратор
свяжется с Вами в ближайшее время


Онлайн запись


Добавить комментарий